Со шкафом велосипеде читать - Infinity-Terra.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Со шкафом велосипеде читать

Со шкафом велосипеде читать

Грибачев Николай Матвеевич

Николай Матвеевич Грибачев

Думал, думал заяц Коська — куда бы ему сходить? На речке был, сома Самсона видел, у озера был, с белкой Ленкой поговорил, под большой сосной был, с ежом Кирюхой спорил — что лучше, капуста или грибы? И надумал он — пойду-ка я около деревни погуляю, может, козленка Кузю встречу, если его собаки не съели.

Но козленка Кузю мать в сарай заперла в наказание: он утром в огород забрался и своими копытцами много огурцов попортил. Вот и не пустили его гулять. Так и не увидел его заяц Коська. Но зато нашел он поломанный велосипед, который ребята под горкой бросили.

Потащил он велосипед к себе в лес. Где на спине, где волоком, где как. Устал, потом обливался, но не бросил, и сразу к медведю Потапу пошел, попросил:

— Почини мне, медведь Потап, велосипед. Ты все умеешь!

— Ум-ум-ум, — прохмыкал добродушно медведь, — уметь каждый может, если работу любит. А ты где его взял?

— Под горкой в ямке нашел.

— Ну, ладно, оставь пока, завтра чинить буду.

Медведь добрый и работу любит. Собрал он с утра плоскогубцы, кусачки, разводные ключи, гайки, клещи и стал чинить велосипед. А чтоб не скучно было, работает и песню поет:

Я чиню велосипед,

А поедет или нет

Две ноги и две руки

Есть у всех на свете,

Только часто синяки

Чтобы мчаться мимо рва,

Чтоб с горы спуститься,

Зайцу надобно сперва

Починил медведь Потап велосипед, стал он как новенький — руль блестит, спицы блестят. Забрал заяц велосипед, поблагодарил вежливо:

— Спасибо тебе, медведь Потап. Я тебе малины принесу.

— Ум-ум-ум, — сказал медведь Потап. — Ты лучше овса мне принеси. Малины у меня в огороде много, надоела.

Вывел заяц Коська велосипед на дорогу. А ездить, конечно, не умеет. Вскочил он на велосипед слева, брякнулся направо, синяк набил. Вскочил справа, брякнулся налево, еще синяк набил. Пошел он к барсуку Пахому и еноту Ерохе, попросил:

— Помогите мне на велосипед сесть, дальше я сам поеду. А потом вас покатаю.

Взялся барсук Пахом за руль с одной стороны, енот Ероха с другой стороны, держат велосипед крепко. Сел заяц Коська на седло, задние лапы на педали поставил, передними в руль вцепился. Хорошо получается!

— Ну, теперь отпускайте, — закричал он, — я сам поеду!

Отскочили барсук и енот, выпустили руль. Проехал заяц Коська два шага и опять упал. Понял он тут, что сесть на велосипед половина дела, надо еще ездить научиться.

— Помогите мне и сесть и ехать, — попросил он барсука и енота. — А как научусь, я вас с утра до вечера катать буду, хоть до Москвы довезу.

Взялись опять барсук Пахом и енот Ероха за руль, помогли зайцу сесть. Поехали! Они велосипед ведут, не дают ему упасть, а заяц Коська педали крутит.

Ничего, помаленьку получаться стало. Главное, понял заяц, что равновесие соблюдать надо, рулем действовать правильно: если велосипед налево валится, то и руль поворачивать надо налево, если валится направо — то и руль направо.

— Ну, ладно, мы домой пошли, — сказали барсук и енот. — Ты уже умеешь немного, дальше сам доучивайся. А в Москву нас не вези, мы автомобилей боимся.

Стал заяц Коська один доучиваться. Вскочит на велосипед, проедет немного упадет. Встанет, опять вскочит, проедет немного — и опять упадет. Шкурку и травой обзеленил, и землей запачкал, и песком запорошил, но все равно учится. На велосипеде так всегда — кто падать боится и от всякого синяка слезы по щекам размазывает, тот никогда ездить не научится.

Заяц Коська синяков не боялся и хныкать не любил. И пошли у него дела на лад. К вечеру он уже и садиться мог, и педали крутить, и хоть руль у него еще вихлялся, все-таки сам по дороге до речки доехал.

Ночью заяц Коська хорошо выспался, утром физкультурную зарядку сделал, умылся, позавтракал, клетчатую кепку надел, желтым шарфом шею обмотал и кататься поехал.

А навстречу — лиса Лариска. Увидела она — прямо на нее велосипедист несется, кепка козырьком на затылке, желтый шарф по ветру развевается. Струсила она, в кювет упала, притаилась. Но заяц Коська заметил ее, остановился, одна нога на земле, другая на педали.

— Здравствуй, лиса Лариска! — сказал он. — Что это ты в канаве лежишь, ногу сломала, что ли?

— Так это ты, заяц Коська? — удивилась лиса Лариска.

— Я и есть! — заважничал заяц. — Вот велосипед купил. В Москву поеду, буду мороженое есть и газированную воду пить.

— Ох, взял бы ты и меня, заяц Коська! — стала просить лиса Лариска. — Хоть на багажнике. Никогда мороженого не ела, никогда газированной воды не пила.

— Нет, не возьму я тебя, лиса Лариска. Потому что обманщица ты, нельзя тебе верить. Посади тебя на багажник, а ты на шею прыгнешь.

И покатил заяц Коська с горки еще быстрее. Лиса Лариска только язык ему вслед показала от злости. И пошла к волку Бакуле, жаловаться стала, что заяц Коська по всему лесу на велосипеде ездит, проходу от него нет, задавить может.

— Пора тебе, волк Бакула, съесть зайца Коську, — сказала она. — А то он и тебе как-нибудь колесом лапу отдавит.

— Я по дорогам не хожу. Я по кустам да оврагам.

— Меня бы пожалел, вместе на Желтой горке страдали.

— А ну его, этого зайца Коську! — проворчал волк Бакула. — Сама говоришь, он на велосипеде ездит, еще спицу или шестерню проглотишь. Тебе он мешает, ты его и лови.

— Да как же я его поймаю, если догнать не могу!

— А мне какое дело.

Разозлилась лиса Лариска на волка Бакулу, но ничего не сказала. Побоялась и молча пошла. А на пути ей сорока Софка попалась. Перелетела она с березки на сухой сосновый сук, затараторила:

— Здравствуй, лиса Лариска! Летала я не далеко, не близко, в селе была, воробьиные яйца пила. У аиста вывелось шесть аистят, в гнезде сидят, козявок едят! Девчонка в речке ноги мыла, туфли упустила, трактор с луга сено возил, асфальт загрязнил, мальчик Вовка сел на велосипед, хотел объехать весь свет, а свалился в кювет.

— Стой, стой! — сказала лиса Лариска. — У нас теперь вот заяц Коська тоже на велосипеде ездит, покоя от него нет. Не знаешь ли ты, как его поймать?

— Я всюду летаю, я все знаю! — опять затрещала сорока Софка. — Как сено косить, как воду носить, как дрова колоть, как морковку полоть, как рыбу ловить, как кашу варить.

— Да остановись ты, — потеряла терпение лиса Лариска. — Мне сено не косить, воду не носить, дров не колоть, морковку не полоть. Мне зайца Коську надо поймать.

И опять затараторила сорока:

— Лесник строит дом, щепки кругом; дощечку стащи, гвоздей поищи, не жалей труда, набей в два ряда, на тропу положи, под кустом полежи. Наедет заяц Коська на гвозди, шина у велосипеда проколется, сам он на землю свалится.

Подумала сорока Софка и добавила:

— Только это будет хулиганство.

Но лиса Лариска ее уже не слушала, домой пошла. А как солнце село и темно стало, побежала она к дому лесника и дощечку стащила, потом на село к кузнице сходила, двенадцать гвоздей и молоток украла. Утром положила дощечку на пень, стала гвозди забивать. Ну, а молоток она первый раз держала, обращаться с ним не умела — раз по гвоздю попадет, раз по лапе. А что поделать? Поскулит от боли, оближет лапу, да и снова за свое.

Забила она гвозди, взяла дощечку, выбрала на повороте тропинки удобное место и положила. Сама рядом села — вот, думает, наедет заяц Коська на дощечку, шина у него проколется, плюхнется он на землю, а она его схватит и съест.

Все утро и половину дня лежала лиса Лариска — не было зайца Коськи, по другим дорогам катался. А в полдень песня послышалась:

Joomla! Open Source Content Management

Nav view search

Навигация

Искать

АРТУР АЛЕКСАНДРОВИЧ ГИВАРГИЗОВ

Даты жизни: 13 марта 1965
Место рождения: город Киев
Российский детский писатель и поэт
Известные произведения: «Хитрый Зубов», «Записки выдающегося двоечника», «Непослушный пират»

Артур Гиваргизов – имя очень известное в современной детской литературе.
Родился Артур Александрович Гиваргизов в 1965 году в Киеве. С трехлетнего возраста живет в Москве. В 1989 году окончил музыкальное училище при Московской консерватории по классу гитары, после чего работал артистом ансамбля старинной музыки, выступал с сольными концертами. В настоящее время работает в музыкальной школе, преподает игру на классической гитаре.
В 1997 году в журнале «Сатирикон» был опубликован первый рассказ Артура Гиваргизова. С тех пор автор пишет прозу, стихи, пьесы и сказки для детей. Первая книга — «Со шкафом на велосипеде» — вышла в свет в 2003 году. Следом читатели познакомились с новыми произведениями А. Гиваргизова «Хитрый Зубов», «Мы так похожи», «Про драконов и милиционеров», «Тры-тры-тры, мы, автобус, и другие…».
Рассказы и стихи Артура Гиваргизова печатались в журналах: «Сатирикон», «Куча-мала», «Магазин», «Миша», «Ералаш», «Мурзилка», «Кукумбер», «Колобок и Два жирафа», «Вовочка», «Тошка», «Простоквашино», «Костер», «Фонтан» и в газетах: «Семья» (в приложении «Маленькая тележка»), «Жили-были», «Независимой газете» (в приложении «Ex libris»).
Артур Гиваргизов – автор четырех книг: «Мой бедный Шарик» (М. : «Дом детской книги», 2002), «Со шкафом на велосипеде» (М. : «Эгмонт Россия Лтд.», 2003), «Записки выдающегося двоечника» (М. : «Эгмонт Россия Лтд.», 2005), «Про королей и вообще» (М. : «Гаятри», 2005).
Произведения А. Гиваргизова вошли в литературные серии для детей: «Город мастеров» и «Школа прикола», в сборники: «Классики» — и в поэтический, и в прозаический, «Маме дорогой», «Большой подарок Почемучке».
Перевертыши случаются у Гиваргизова довольно часто, его персонажи выходят из привычных ролей, меняются местами, взрослые то и дело воспроизводят детское поведение, а дети мыслят по-взрослому. Школа и семья, семья и школа — главные места происшествий в произведениях А. Гиваргизова. Дети воспитывают учителей, как хотят, а учителя воспитывают детей, как могут, и при этом все живут своей отдельной жизнью и все довольны. Из того, как глубоко он знает все тонкости школьной жизни, ясно, что знает он их изнутри. Ведь, Гиваргизов — учитель, причем, его вариант — один из самых тяжелых: он — учитель музыки.
Артур Гиваргизов — самобытный и очень непростой поэт. Однообразная жизнь, однообразные мысли, одно и то же настроение, постоянно сопровождаемое то кислой усмешкой, то горькой иронией. Герой стихов А. Гиваргизова — герой трагический. Пожалуй, Гиваргизов первым обнаружил это в наших современниках, и самое печальное, обнаружил эту потерянность и обреченность в детях. Писатель никого ничему не учит, кроме того, что каждый должен учиться сам и самостоятельно делать выводы. Иногда кажется, что он моделирует будущее. А еще Артур Гиваргизов любит и умеет удивлять. Его истории ужасно смешные. Юмором своим автор пронзает всех: детей и родителей, учителей и учеников… Юмор этот таков, что хочется смеяться в голос, и это смех сквозь слезы в буквальном смысле. Это странный юмор — юмор эпохи всеобщей депрессии, но от этого он не становится менее «спасательным и выручательным».
Артур Гиваргизов — обладатель диплома Дома детской книги «Синяя птица», победитель конкурса «Алые паруса» 2003 года в номинации «Проза» и обладатель приза журналистов «Медиа-фаворит» в рамках ежегодного национального конкурса «Книги года — 2005», лауреат конкурсов «Детское читательское жюри», «Заветная мечта» и премии имени С. Маршака. Член союза писателей России.

Читайте также:  Складной велосипед премиум класса

Этот «непедагогичный» Артур Гиваргизов
Нина Колоскова

Артур Гиваргизов рассказы и стихи пишет необычные. Да и сам он человек занятный. Закончил музыкальное училище при Московской консерватории. Работает педагогом музыкальной школы (классическая гитара). Так что с детьми знаком не понаслышке. Считает, что они «понимают больше, чем взрослые. Понимают, что окружающий мир не такой злой и страшный как кажется папам. Несмотря на учебу в музыкальной школе, дополнительные занятия английским, немецким, китайским – жизнь прекрасна. Вообще детям многое легче объяснить…»
Вот мнение о нашем авторе редактора издательства «Эгмонт Россия» Марии Артемьевой: «Артур – живое воплощение Хармса в наши дни. Он очень трепетно относится к слову. Сейчас эта черта – редкая для писателя. За то и ценю, и уважаю его».
«Как и большинство хороших детских писателей, человек интересный, глубокий, многоплановый» (из комментария к интервью с А.Гиваргизовым литературного критика Ксении Молдавской).
А еще А. Гиваргизова называют ужасно непедагогичным писателем. Он находит это комплиментом. Категорически не согласен с теми, кто считает, что современная детская литература никому не нужна.
Обладает чувством юмора. Например, на вопрос «Какая должна быть погода, чтобы написать хорошую книжку?» ответил: «+ 11, пасмурно с прояснениями, давление… лучше вообще без давления». А на вопрос «Почему Вам нравится быть детским писателем?» – «Приятно очень». К детским библиотекам относится хорошо.
Первая публикация – журнал «Сатирикон» (1997). А в 2004 году – уже победитель конкурса «Алые паруса» в номинации «Проза».
Экологические проблемы Артуру Гиваргизову не чужды, в том числе – глобальные. Чего стоит один только крошечный стишок «И все-таки», тематику которого можно определить как «проблема мутации». Наш добрейший художник Анатолий Никитин не отважился изобразить такого монстра и, со свойственной ему находчивостью, предложил свой «щадящий» вариант. Или рассказ «Стул в табуретку» – о том, что может произойти, если попытаться вмешаться в природу… Рассказ вполне может стать хорошим поводом для разговора с ребятами, например, об экологической этике. А стихотворение «Река Москва» посвящено проблеме загрязнения воды. Причем, «рассматривается» она глазами вороны.
Автору удается избегать дидактичности и назидательности в своих произведениях, беря в союзники своих персонажей. Наверное, ребятам проще выслушивать замечания от лица мух, муравьев, собак и прочих представителей животного мира.
Часто автор делает героями своих произведений насекомых. В его стихотворениях «обитают» мухи, муравьи. А с поющим червячком (стихотворение «Па-ду-ба-ду»), наверняка, ни вам, ни вашим читателям встречаться не приходилось. Где достоверность биологической информации, спросите вы? А это такое веселое стихотворение-перевертыш. Прочитайте его малышам и попросите их объяснить, что из описанного автором соответствует действительности, а чего быть не может. Они с удовольствием займутся поиском несообразностей и отклонений от действительности.
Много трогательных стихов посвящено собакам. Мы любим проводить мероприятия, посвященные нашим домашним любимцам. Почему бы, не включить в сценарий подобного мероприятия эти забавные стихи о взаимоотношения людей и собак?
Отношения людей и животных у Артура Гиваргизова тоже особенные. Доверительные. «Вознаграждение гарантируем» – в этом рассказе собака и человек меняются местами. И вознаграждение гарантирует пес, потерявший хозяина. А в рассказе «Разговор о кошке» семья озабочена благополучием своей любимицы: чтобы уберечь ее от простуды, ее кормят чесноком и обувают в башмаки.
Заслуживает внимания и пьеса «Контрольный диктант». Ее постановка не составит большого труда, даже если в вашей библиотеке нет театра. Дети легко справятся, изготовив нехитрые костюмы и декорации. В этой веселой и остроумной пьесе действующих лиц немного: мальчики Коля и Сережа, Волк и Медведь, учительница Вера Петровна. А то, что урок проходит в лесу и в «классе» вместе с обычными учениками оказались лесные обитатели – это так забавно. А учитель – он и в лесу – учитель.

Муха. Замечание

Позади два брода и два перевала,
устали мои ребята,
легли на траву.
Муха сказала:
«Теперь она будет примятая!
Ишь, разлеглись! Здесь не кровать!
Это не ваша трава!» –
сказала муха.
Надо вставать.
Ребята, муха права.

Непривычно

«Что ты, Сережа, сегодня не в духе?» –
Спросили, кусая Сережу, две мухи.
«Его разморило от сильной жары». –
Сказали, кусая его, комары.
«Давай, улыбайся и высуши слезы». –
Сказали, кусая, пиявки и осы.
«Ведь нам непривычно, всегда был веселый», –
Сказали, кусая, собаки и пчелы.
«А, может быть, он заболел, вот и грустный?»
«Отстаньте от мальчика, главное, вкусный!»

Муравей. Объявление

Муравей увидел ручку,
Прицепился как репейник.
Удивил – всего три точки,
а умеет говорить:
«Подари мне эту штучку!
Ну одну на муравейник!
Мы напишем на листочке –
“По муравейникам не ходить!”»

Па-ду-ба-ду

Сидит комар и не кусается,
В лесу все очень изменилось.
Прошла лиса, задела зайца.
«Ах, извините», – извинилась.
А в почерневшем котелке
У волка варится картошка.
На небе, как на потолке
Вниз головой сидела кошка.
Пришла весна – запел червяк,
Забравшись на макушку дуба.
А червяки поют вот так:
«Па-ду-ба-ду-ба-ду-ба-ду-ба».

Очень добрая собака

В пещере – в ухе у Полкана –
Живет отшельница коровка.
Направо – крошечная ванная.
Налево – спальня и кладовка.
Сегодня что-то ей не спится,
И ухо чешется. Однако,
Полкан не думает сердиться.
Он – очень добрая собака.

Сейчас узнаешь

Меня ведет на поводке
собака бультерьер.
Она ведет меня к реке.
А я вот, например,
пошел бы в лес, а не к реке.
Но поводок не руль.
А интересно, почему
ее назвали «буль»?

Река Москва

Такая грязная вода!
Ворона пролетает
и говорит: «Вот это да!
Совсем не отражает!
Так не бывает, пролечу
еще разок, – кошмар!
Не отражает!
Точно!
Чур!
Ой, извините, – кар!

Муха влетела в открытую форточку и оказалась на уроке зоологии.
«У мух тело длиной от 2 до 15 миллиметров – темное, покрыто волосками и щетинками».
«Это обо мне, – подумала муха. – Послушаем».
«На лапках у одной мухи – 344 миллиона микробов».
«Вот черт. » – Муха с ужасом посмотрела на свои лапки.
«А в южной и средней Африке, – продолжала учительница, – живут мухи Цеце, которые разносят смертельные заразные болезни».
– Я не Цеце! Я не Цеце! – закричала муха на весь класс.
Но голос у нее был тихий-тихий, и никто не услышал.
Тогда, от отчаяния, муха стала биться головой о стекло. Но на это тоже никто не обратил внимания.

Разговор о кошке

Кошка была опять голодная.
– Ведь она только что съела целую тарелку рыбы! – удивлялась мама.
– Рыба для нее, как для нас воздух, – сказал папа, – вот ты же не можешь долго не дышать.
– Правильно, – сказала кошка.
– Видишь, – сказала мама, – она опять просит.
– А может быть, дело в чесноке? – подумал вслух папа.
– В чесноке?
– Ну да, чеснок возбуждает аппетит. Ты ведь даешь ей чеснок?
– А как же не давать ей чеснок, – заволновалась мама, – когда она босиком ходит по грязному полу, а потом сидит и лижет лапы, на которых миллиард микробов.
– Надо купить ей домашние тапочки, – сказал папа, – и ботинки – для улицы.
С тех пор кошка стала ходить в домашних тапочках, всегда была сытая и от нее не пахло чесноком.

СМ. также

Артур Гиваргизов: мой автор! : презентация Юлии Михайловой

«Записки выдающегося двоечника» Артур Гиваргизов

Артур Гиваргизов — выдающийся мастер смешных рассказов. За свою первую книгу «Со шкафом на велосипеде» он был удостоен премии «Алые паруса» в номинации «Проза». «Записки выдающегося двоечника» — это вторая книга молодого писателя. В этот сборник вошло более 70 юмористических миниатюр о детях и родителях, учениках и учителях, отличниках и двоечниках.

8-летнему ребенку книга понравилась. Маленькие рассказы чем-то напоминают ежедневник. Читаются легко и весело. Советую тем, у кого детям 6-8 лет. По-моему, книга рассчитана на этот возраст. Мы читали вместе и обсуждали. Много новых слов (для него, не для меня).

Отрывки
Из книги » Записки выдающегося двоечника»

Однажды учителя пригласили выдающегося двоечника, трижды ученика 4 класса «Б» Гаврилова Серёжу выступить на педсовете с докладом: «Почему дети не хотят учиться и не делают уроки».
— В Поднебесной нет ничего, что можно было бы сравнить с пользой от НЕДЕЯНИЯ. В этом закон небесного ДАО, — начал Серёжа. — Когда будет уничтожена учёность, тогда не будет и печали, — сказал Серёжа и глубоко вздохнул.
— А физика?! — закричала с места учительница по физике. — Без физики ты бы, Гаврилов, даже не знал, что Земля круглая!
— Какая же она круглая? — удивился Серёжа.
— Как какая! — не выдержала учительница по географии и вынула из сумочки чугунный глобус, который носила с собой, как средство самозащиты. — Вот, как глобус!
— Ну, хорошо, — усмехнулся Серёжа и показал пальцем на океан, — а почему тогда вода не выливается?
— А Земля её притягивает, как магнит! — снова вскочила раскрасневшаясся от волнения учительница по физике.
— Магнит не притягивает воду, сказал Серёжа и устало прикрыл глаза, — я это знал ещё в детском саду.
— Что же, по-вашему, Сергей Сергеевич, — вежливо обратился к Серёже директор школы, — учёные ошиблись, и все жертвы были напрасны?
— Эррарэ хуманум эст — ошибаться — человеческое свойство. Цицерон, — сказал Серёжа и развёл руками. — Я вас понимаю, и, поверьте, мне очень жаль.
— Как, как? — переспросил учитель по истории. — Повторите ещё, я не успел записать. Эррарэ хуманум кто?
— Эст, — сказал Серёжа.

Читайте также:  Не выезжай на велосипеде на проезжую часть

Серёжа умел притворяться, что спит.
Закроет глаза, а на самом деле всё слышит и даже видит — в щёлочки. Благодаря этому умению он знал, что думают о нём окружающие.
— Красавец, — смело говорила Чеснокова, глядя на спящего Серёжу.
— Жалко, нос торчит, — огорчалась Сереберцева. — Большеват.
Так как Серёже нравилась Сереберцева, а не Чеснокова, он решил сделать пластическую операцию — уменьшить нос.
Пришёл Серёжа к хирургу, всё обьяснил, а хирург говорит:
— Зачем тебе уменьшать нос? Всё — относительно: если ты увеличишь щёки, нос на фоне больших щёк будет казаться маленьким. Увеличить щёки можно без хирургического вмешательства. Просто надо есть побольше макарон.
Серёжа стал есть очень много макарон и через месяц, действительно, у него увеличились щёки, и нос перестал казаться большим.
Серёжа пришёл в школу, лёг на парту и сделал вид, что спит.
— Что-то Гаврилов сильно растолстел, — сказала Чеснокова, — щёки, как подушки.
— Ты ничего не понимаешь в мужской красоте, — сказала Сереберцева, — теперь у него всё гармонично.
И после этого подслушанного разговора Серёжа смело пригласил Сереберцеву в кино.
— Ах, — сказала Сереберцева, — ты читаешь мои мысли.
«НЕ читаю, а подслушиваю», — усмехнулся про себя Серёжа.

Однажды Коля нашёл старинные три копейки — 1975 года.
Раньше на эти деньги можнобыло выпить отличной газировки с сиропом, — вздохнул дедушка.- Эхе-хе-хе-хе-е-е-е-е.
— Подумаешь, — усмехнулся Коля, — сейчас.
— Бывало, подойдёшь к автомату, — мечтательно продолжал дедушка, — опустишь в щёлочку монетку и ждёшь. Ждёшь, ждёшь, ждёшь.
— А чего ждёшь? — спросил Коля.
— Ждёшь, ждёшь, ждёшь, — мечтательно продолжал дедушка и вдруг замолчал.
Коля посмотрел на дедушку — дедушка спалэ На его лице была улыбка.
— Дедушка! Дедушка! А чего ждёшь?! Что дальше то?!
— А?! — очнулся дедушка. — Так вот: ждёшь, ждёшь, ждёшь, а вода не льётся. Тогда размахиваешься и кулаком в то место, где написано: «Вода с сиропом», — и она льётся. Вкусная была вода, сейчас такой воды нет.
— Здорово! — сказал Коля. — Кулаком!
— Да, можно было и с разбега, — кивнул головой дедушка. — Это что, раньше и телевизоры были лучше — надо было кулаком бить.
— Здорово! — сказал Коля.
Да уж, — вздохнул дедушка.

У Коли заболел дедушка. Ни температуры, ни кашля, ни насморка у него не было. Дедушка просто грусный лежал на диване и говорил, что ему ничего не интересно.
— Не шуми и не приставай к дедушке с вопросами, — говорила Коле мама.
Но однажды, когда родителей дома не было, Коля не выдержал и задал дедушке вопрос:
— Дедушка, а что такое девятый вал?
— Девятый вал?! — оживился дедушка и приподнялся на локте. — Девятый вал?! — ещё больше оживился дедушка и резко сорвал с себя пуховое одеяло. — Девятый вал — это когда волна, как гора или как башня! — воскликнул дедушка, вскочил с дивана и начал быстро ходить по комнате, размахивая руками.
— Здорово! — восхитился Коля.
— Сейчас я тебе покажу, — сказал дедушка. — У тебя есть воображение? Ты ведь можешь представить себя муравьём?
— Конечно, — сказал Коля. — Представил.
— Вот и отлично.
Дедушка наполнил ванну, пустил в неё бумажный кораблик, закатал повыше рукава и начал раскачивать руками воду.
— Раз, — считал дедушка, — два, три, четыре.
Волны становились всё выше и выше, и вода уже немножко выплёскивалась на пол.
— У-у-у-у-у-у-у, — завыл, как ветер, дедушка, — пя-я-я-ять, ше-е-е-есть, у-у-у-у, се-е-емь, во-о-осемь!
Вода уже так сильно выплёскивалась, что у дедушки и Коли промокли ноги.
— Эге-ге-ге-ге-е-е-ей! — кричал дедушка. — Руби мачту! У-у-у-у-у! Восемь с половиной, девять!
На счёте «девять» поднялась такая большая волна, что у дедушки и Коли промокли брюки, рубашки и майки.
— Вот это и есть девятый вал, — сказал довольный дедушка. — Страшно было?
— Нет, — сказал Коля.
— Так ты что, не представил себя муравьём, сидящим в кораблике? — спросил дедушка.
— Ты не говорил, что в кораблике, — ответил Коля. — Ты сказал, просто муравьём. Вот я и прредставил, что я сижу на потолке. А там было не страшно.
— Тогда ты ничего не почувствовал, — огорчился дедушка. — Ну ладно, повторим ещё раз.
Дедушка переоделся в сухую одежду и открыл кран.

Со шкафом велосипеде читать

Гиваргизов, А. Записки выдающегося двоечника / А. Гиваргизов. – М.: Эгмонт, 2005. – 132 с.

Сборник рассказов из жизни современных школьников, написанных очень остроумно и смешно. От души посмеявшись над приключениями своих сверстников, читатель как бы посмотрит на себя со стороны.

Гиваргизов, А. Со шкафом на велосипеде / А. Гиваргизов. М.: Эгмонт, 2003. – 108 с.

Одна из лучших книг для младшего школьного возраста по мнению Детского читательского жюри 2006 – 2007 г. Артур Гиваргизов ни на кого не похожий автор. Он пишет чрезвычайно смешно и очень «непедагогично». Эта книжка про тебя и твоих друзей, про твоих соседей, учителей и родителей. Это настоящая книга-розыгрыш, и ее можно читать только людям, обладающим чувством юмора.

Лаврова, С. С лягушками не расставайтесь : повести / С. Лаврова.– М.: Дрофа Плюс, 2007. – 94 с.

В книгу вошли веселые и добрые сказочные повести о дружбе и преданности, о первой любви. Написанная с большим юмором, книга доказывает, что в жизни современных школьников бывают удивительные превращения, путешествия и приключения.

Матюшкина, Е. Ага, попался! Носки врозь : повесть-сказка / Е. Матюшкина. – СПб.: Азбука-классика, 2005. – 224 с.

Это новый бестселлер самого смешного лесного детектива. Все обитатели леса взволнованы ужасным событием – у крота Шиши похищен клад. Герои берутся за расследование. И, как оказывается не они одни. В лесу появился еще один сыщик-Кролик. А он, как вы понимаете, еще тот зверь…

Махотин, С. Заколдованные косички : рассказы и сказки / С. Махотин. – М.: Дрофа, 2000. – 75 с.

С. Махотин автор более двадцати книг стихов и прозы для детей. Лауреат премии имени С.Я. Маршака. Его герои – это сегодняшние ребята, а не выдуманные герои. Но писателю удается говорить их языком, писать о них с любовью, юмором и грустью. Герои этих книг попадают в самые невероятные, порой сказочные ситуации. Все они любят смеяться, фантазировать и никогда не унывают.

Москвина, М. Голова профессора Шишкина / М. Москвина. – М.: Дрофа, 2001. – 106 с.

М. Москвина – одна из самых ярких писательниц современности. Ее книга «Моя собака любит джаз» получила Международный диплом Г.-Х. Андерсена, т. е. признана одной из лучших книг на нашей планете. По ее сказкам сняты знаменитые мультфильмы (в т. ч. про птенца, научившего летать крокодила). Одна из любимых героинь писательницы – Ленка Шишкина, в которой есть искренность (чего часто не достает взрослым) и ироничность взгляда на жизнь.

Новые сказки / Составитель Л. Яковлев. – М.: Махаон, 2005. – 126 с.

В этом сборнике собраны рассказы и сказки современных детских писателей: М. Есеновского, Т. Рик, Ю. Вийры, С. Георгиева, М. Москвиной, К. Драгунской, С. Силина, С. Седова, Т. Собакина, О. Кургузова.

С первых страниц книги читатель попадает в замечательный мир, где живут слоны с короткими хоботами и летающие крокодилы, белые ежики и чародеи, мальчики, которые ничего не боялись и т. д. Короче, это мир, в котором живут твои сверстники и где с ними происходят всякие необыкновенные истории. А придумали эти истории писатели, которые стали серьезными взрослыми и в то же время остались веселыми детьми.

Прокофьева, С. Сказочные повести / С. Прокофьева.– М.: Астрель, 2005. – 424 с.

В эту книгу входят три замечательные повести — сказки выдающейся детской писательницы Софьи Леонидовны Прокофьевой: «Приключения желтого чемоданчика», «Астрель и хранитель леса» и «Королевство семи озер». Первая повесть была экранизирована и получила высокие награды: медаль «Венецианского Биеннале» и золотую медаль на конкурсе детских фильмов в Тегеране. Читая сказки С. Прокофьевой, ребенок попадает в мир, полный тайн, высокого благородства, невероятных приключений и опасностей, но все они полны мудрости и доброты.

Усачев, А. Великий могучий русский язык / А. Усачев. – М.: Эгмонт, 2006. – 112 с.

Автор, человек очень веселый, замечает такие явления, превращения со словами русского языка, обхохочешься!

Усачев, А. Малуся и рогопед / А. Усачев. – М.: Эгмонт, 2003. – 117 с.

В сказочной повести Андрея Усачева рассказывается о том, как меняется мир, если хотя бы в одном слове изменить одну букву. Девочка Малуся и ее подруга – корова Розалия (поэтесса, между прочим) отправляются в опасное путешествие, чтобы победить злодея. Что ждет их в пути ты узнаешь, прочитав книгу.

Читайте также:  Как поставить заднее колесо на велосипед

Усачев, А. Умная собачка Соня / А. Усачев. – М.: Астрель, 2005. – 86 с.

Несмотря на молодость (род. 1958г), А. Усачев уже в 1988 году стал лауреатом Всероссийского конкурса молодых авторов на лучшее художественное произведение для детей дошкольного возраста. Первая премия присуждена его сборнику стихов «Если бросить камень вверх». Сегодня вышло уже более десяти различных книг А. Усачева. Это и сборники стихов, и проза, и даже шуточные учебники для малышей. Педагогическое начало заложено в любой книге А. Усачева. Как сделать, чтобы малыш усвоил правила поведения в обществе? И поэт придумывает забавную и поучительную историю собачки Сони, давая книжке подзаголовок «Правила хорошего тона для маленьких собачек».

Двое на одном велосипеде, стр. 1

Анатолий Иванович Мошковский

Двое на одном велосипеде

Глава 1. Полосатый мученик

Мог ли Вася подумать, что его жизнь так круто изменится с отъездом Андрюшки.

Пассажиры штурмом брали у автостанции большой синий автобус, и Васин папа помогал влезть в него Петру Петровичу — Андрюшкиному отцу: подталкивал на ступеньку, подавал чемоданы. Васина мама стояла возле автобуса и печально улыбалась уезжавшим. А Вася тем временем сквозь шум и гам перекрикивался с Андрюшкой через толстое, пыльное, в грязных разводах окно.

— Пиши! — Андрюшка пальцем нарисовал на стекле огромный вопросительный знак: расслышал ли его Вася?

— Понял! А ты — мне. И приезжай к нам!

— Идёт! Пока. — Андрюшка насупил выгоревшие брови, и узкое, худенькое лицо его дёрнулось и сморщилось на мгновение.

Автобус сердито фыркнул, рванулся вперёд, и камешки из-под его широких задних колёс ударили Васю по ногам. В лицо с силой пахнул жаркий и вонючий дымок из выхлопной трубы. Из окна высунулась и замахала тонкая, забинтованная ниже локтя Андрюшкина рука, чем-то очень похожая на крыло чайки…

И здесь вот Васино сердце не выдержало — больно ёкнуло и рванулось вслед за автобусом. И отчаянно заколотилось. Вася с папой и мамой замахали в ответ, глядя, как автобус медленно свернул на прямую, раскалённую солнцем автостраду и без раздумья, с рёвом и бешеной, всё возрастающей скоростью помчался к Феодосии, где Андрюшку с отцом, наверно, уже поджидал московский поезд…

Вася поплёлся за родителями по июльскому зною назад, в густой зелёный парк, где среди пахучих южных цветов, зарослей тамариска, среди шелковиц и кипарисов прятались корпуса дома отдыха, где за металлической решёткой ограды синело Чёрное море и с праздничной музыкой ходили белые теплоходы с курортниками, где громадной зубчатой вулканической глыбой темнел древний Кара-Даг, где, в общем-то, Васе было совсем неплохо.

Было. Вот именно — было. Ещё сегодня утром.

Вася шёл и оглядывался.

Скоро автобус исчез. И сразу же с материка подул ветер. Будто получил чей-то приказ. Был этот ветер сильный, порывистый, какой-то оголтелый.

Ага, совершенно ясно, почему он подул. Потому что уехал Андрюшка!

Ведь папа не раз говорил, что природа не терпит пустот и сразу же чем-то заполняет их. Так вот ветер и рванулся и устремился сейчас в эту неожиданную пустоту, образовавшуюся после отъезда Андрюшки. Вася знал со слов старожилов, что этот ветер, дующий с материка, — плохой ветер. Он безжалостно отгоняет от берега тёплую воду, и на смену ей приходит ледяная вода, в приморском посёлке сразу становится неуютно, и на зубах отвратительно поскрипывает песок и пыль. Как вот сейчас.

И на душе у Васи было пусто, и он ничем не мог заполнить эту пустоту.

К утру вода в море и правда стала холоднющая — пятнадцать градусов. И всё-таки мама полезла в неё, несколько раз взвизгнула для приличия и немножко поплавала. Менее решительные курортники с удивлением и завистью смотрели на неё с пляжа. Когда мама вылезла, тело её было обмётано мелкими пупырышками, но губы не переставали улыбаться. Она вообще здесь стала чаще улыбаться, стала мягче, ровней, красивей. Наверно, потому, что её накопившаяся за год усталость проходила.

Папа, тоже измотанный нервной работой, потихоньку поправлялся и почти не глотал здесь никаких лекарств — зелёных и жёлтых шариков от повышенного давления. Дочерна загорелый, в белой резиновой шапочке и плавках, он сидел на гальке, поглядывал сквозь очки на безлюдное море и набирался храбрости. Потом вдруг встал и тоже кинулся в воду.

Ну это только для того, чтобы мама не слишком задавалась. Родители хоть и давно взрослые, а иногда бывают смешней малых ребят.

Папа нырнул, тут же выскочил, поплыл к берегу и поманил рукой сына:

— Васька, давай сюда! Обжигает! Хорошо!

Вася отвернулся от моря.

Купаться не хотелось. Он даже матраца для плавания не захватил на этот раз. Море наскучило ему. Море, в котором ещё вчера утром они с Андрюшкой бесстрашно ныряли за крабиками, хватали их за панцирь, как полоумные орали от радости и счастья и, стремительно работая руками, плавали на туго надутом цветастом матраце к дальнему бую.

Вася не боялся холодной воды. Он не любил плавать просто так. Были бы в море игра, занятие, цель и был бы кто-нибудь рядом. Ну, не папа с мамой. Они всегда с ним. Они в этом смысле не в счёт. Был бы кто-нибудь другой…

Вася неподвижно сидел на гальке в шортах и синей полосатой тельняшке. Худые руки и ноги его были в царапинах, ссадинах, ожогах, в пятнах йода и зеленки: с Андрюшкой было весело и некогда было остерегаться ссадин и ушибов.

Завтракал Вася как неживой, вяло ковыряя вилкой пюре, кое-как жевал и проглатывал. Как это неинтересно и скучно — есть. Зато Вася очень любил — и здесь его не надо было уговаривать — бегать, прыгать, играть в войну, рисовать и что-нибудь строить… И так весь день, с утра до вечера, и даже немножко ночью — во сне. И ещё он ужасно любил дружить. Чтобы кто-то обязательно был рядом. Чтобы делиться с ним всеми тайнами, пулькой в тире, туго надутым матрацем на высокой волне и половинкой печенья в походе…

В этот день папа буквально тащил его за руку на обед.

Садясь за стол и кривя нос от наплывающих из кухни запахов, Вася спросил:

— А когда мы поедем домой?

— Когда кончится срок, — ответила мама, намазывая маслом хлеб, — она проголодалась, храбро плавая в холодной воде. — Неужели тебя уже тянет домой? Когда ещё приедем на море.

— Тянет, — сказал Вася. — Мне уже надоело здесь.

— Ой-ёй-ёй! — Мама в деланном испуге схватилась за виски. — И давно это?

— Со вчерашнего дня, — ответил папа. — Верно, Вася?

— Тебе бы ещё подружиться с кем-нибудь, сынок, — папа вздохнул, — по-моему, Ира тоже скучает и посматривает на тебя, а ты будто не замечаешь её. Нельзя так. Одноклассница ведь. Да и кроме неё здесь много хороших ребят…

Вася пожал плечами, и не столько потому, что сомневался в этом, сколько оттого, что давно знал: чем больше народу вокруг, тем трудней кого-то отыскать и выделить. Да и вообще друзья не валяются под ногами, как галька на пляже. Они как редкие камешки. Мама который уж год ищет здесь прозрачные халцедоны, агаты, сердолики с красивым рисунком… А много она нашла их?

— Странный ты всё-таки мальчик, — с укором сказала мама, — другие рвутся сюда, чтобы отдохнуть, загореть, накупаться, а ты уже хочешь обратно…

А через день, перед обедом, папа принёс ему письмо с крупными, старательно выведенными буквами на конверте. Вася тут же оторвал кромку конверта и вытащил письмо на целых двух листах в клеточку, подписанное: «Пётр Крылышкин». Это был его товарищ по маленькому садовому посёлку под Москвой, где всё лето жил и он, Вася.

В письме было написано: «Здравствуй, Вася! Получил твоё письмо. Очень завидую тебе. Я ни разу ещё не видел гор, моря, дельфинов и пальм. У нас всё обычно. Санька Горохов вчера поймал на Бычьем пруду пятьдесят восемь бычков и одного карася. Он спрашивал, как ты там? Ну это ещё до всего, что у нас случилось…» Вася перечитал всё, что касалось Саньки… Значит, не забыл его, Васю, вспоминает и, может быть, даже ждёт… «Недавно Санька с Серёгой и Борисом нашли на обочине бетонки скат от большого самосвала, выбили из него камеру. И знаешь, что получилось? Получился отличный резиновый корабль! Санька тут же сделал вёсла и сшил парус из старой простыни, ну, не сам сшил — Марина помогла. Он грозится ещё пристроить к камере моторчик… Короче говоря, сделался Горохов резиновым адмиралом и немножко дерёт нос…» Не похоже это на Саньку! «Студенты ССО уже наполовину построили в Рябинках свинарник, шум и грохот от них…» Что это за «ССО»? Надо будет выяснить… «А ещё вот что: на днях Эдинька сказал ребятам (тихонько, чтобы я не слышал и не передал тебе, но я всё слышал), что ты тогда пошёл не через стадо, а в обход, потому что струсил, побоялся, что тебя забодают… Врёт ведь?» Васины пальцы, державшие письмо, вздрогнули от возмущения: лгун! Какой лгун! А папа с мамой души в нём не чают и чуть не каждый день специально ахают и охают при Васе: «Начитанный, воспитанный, умный. », хотят, чтобы Вася дружил с ним… «А вообще мне ужасно не везёт в жизни — сплошные неприятности! — и я не знаю, как дальше быть… Да ладно, при встрече расскажу… Вась, привези мне, пожалуйста, если можно, какой-нибудь красивый камешек с Чёрного моря… Да, ещё про Бориса: он твёрдо пообещал поколотить меня, а я совсем не виноват, хотя и сказал своему папе о его геройствах. Привет. Пётр Крылышкин».

Ссылка на основную публикацию